НУЖНО ЛИ ПОМОГАТЬ РЕБЕНКУ ИСКАТЬ СЕБЯ В СЕМЬ ЛЕТ?


Ничего не хотящие дети 7 лет – это парадокс текущего столетия. Возраст, который должен характеризоваться как возраст неуемного любопытства и активности, превратился в возраст тыкающих пальчиком в сенсорные экранчики старичков и старушек, которым «не надо ничего».


Как нам удалось добиться такого удивительного явления?


Планомерно.


Мы по какому-то несчастливому стечению обстоятельств сделали детей жертвами своих страхов, амбиций, нереальных представлений о детском возрасте и непонимания того, что такое настоящая педагогика. Сначала сами стали этими жертвами, а потом детей втянули.


И я ни в коем случае не хочу, чтобы кто-то почувствовал себя виноватым.

Просто хочу, чтобы мы, наконец, признали, что нас никогда не учили, как на самом деле устроен ребенок, как происходит процесс взросления, как осуществляется обучение ребенка тем или иным навыкам. И какую роль в этом играют взрослые.


Поэтому я и затеял весь этот проект, так как чувствую, что настала пора эти знания получать и внедрять в свою повседневную родительскую практику.


Так что же дети 7 лет?

Примерно до 6 лет дети пребывают в счастливом ощущении своего всемогущества. Они уверены, что все умеют и все знают, они умные, красивые, ловкие, сомнений в этом никаких.

К 6 - 7 годам уровень самосознания человека подрастает, и детеныш начинает потихоньку подозревать о том, сколько всего он еще не постиг и не освоил. Например, азбуку – а старшая сестра читает себе сказки сама, технику рисования – мама рисует цветочек лучше, не может повторить какой-то трюк, который делает подросток из соседнего двора.


Стоп. Стоп. Что сказал? Азбуку? В 6 лет? Всем же известно, что уже в три года надо буквы учить. И руку к письму в пять лет готовить. И считать уже уметь. И рисовать учиться. И для подвижности еще и спорт, полезно же.


Нет, братцы. Не полезно. И я знаю, что останусь один со своими этими научными обоснованиями и этапами развития головного мозга. Потому что любой книгоноша с сумкой наперевес, любой тренер секции или педагог раннего развития будет красочно и убедительно рассказывать вам, как важно для ребенка учить буквы в полтора года, готовиться к олимпийским играм или выставке в Третьяковке уже сейчас, иначе потом будет поздно.


Но я буду говорить. Потому что я знаю, что за этой гонкой за успешностью теряется сам ребенок. К семи годам вместе с ощущением своей некоторой детской неполноценности у него должно появиться то, что считается двигателем самых масштабных идей – собственная мотивация. Я хочу также, хочу читать, хочу рисовать, хочу танцевать, как мама, старшая сестра, мальчик из соседнего двора. И вот этого «я хочу» у наших детей уже почти нет. Потому что мы перегрузили ребенка задолго до того, как он сам созрел и захотел учиться чему-либо.


А так как мы начали учить ребенка слишком рано, да еще и без мотивации, то, скорее всего, не были довольны результатами. Если не мы, то педагоги были недовольны. Что она на выставку повесит? Кого она на сцену выпустит?


Мы не были довольны ребенком – он уже и не хочет, и боится делать и осваивать что-либо новое. И уж тем более никто не озабочен тем, получает ли ребенок удовольствие, интересно ли ему. Испытывает ли он азарт.


Все мои немногочисленные попытки отдавать своих детей в секции или кружки закончились тем, что я их оттуда забирал. Ни один педагог в нашем даже частном образовании не работает на процесс с отсроченным результатом. И потому что сам не понимает важности этого, и потому, что родитель не понимает. Всем нужен результат, быстрый и профессиональный.


Ребенок учится через процессы, через чувствование и приложение своего интереса, через пробы и ошибки, через наблюдение и контакт. Ребенок не может найти себя в семь лет. И не должен найти себя в семь лет – он еще не сформированная личность! Многие взрослые и к тридцати не могут.


Чтобы себя искать, нужно пробовать многое и разное. Нужно предоставлять эти возможности ребенку. Нужно являть собой пример активного интереса к жизни и к самому ребенку.

Не любит семейные выезды? Проанализируйте, чем он там занят, какое место ему там отводится, вовлечен ли он в общее дело?

Не хочет гулять? Встаньте на место ребенка – а ему там, на прогулке интересно? Дети не гуляют для разминки и свежего воздуха – дети гуляют, чтобы осваивать пространство и играть с другими детьми. Если на прогулке этого нет, нужно чинно гулять по дорожке, не пачкая башмаков, или у него трудности в общении со сверстниками, то он и не захочет гулять.

Не хочет в кружок или секцию? А он чувствует там себя успешным, может ли идти в своем темпе, интересно ли ему там? А еще немаловажно – а любит ли он педагога, а педагог его? Ведь личность педагога едва ли не краеугольный камень образования в этом возрасте!


Поэтому не надо справляться с ребенком – справьтесь сами с собой. Остановитесь, отступите на шаг, посмотрите на шедевр, который вы сваяли. И подумайте, что за человек перед вами. Чего хочет он сам? На чем сосредотачивается? Что захватывает его внимание и будит его чувства? Чем вы можете помочь ему стать тем, кем он себя чувствует? А может и в этом не стоит переусердствовать?


Всем добра и радости в отношениях с вашим ребенком!

Искренне ваш,

Леонид Фаерберг, эксперт по вопросам родительской эффективности